Перейти к содержанию
Авторизация  

Работать вредно, или как дожить до пятницы.


Жданова Мария

Работать вредно, и это не миф. Стресс, переработки и страх безработицы очень дорого обходятся компаниям, а человеку они могут стоить жизни.

В США из-за проблем на работе ежегодно умирает 120 тыс. человек. В России работают сверхурочно 87% сотрудников, и лишь 12% получают за это положенную компенсацию. Есть ли выход?

Умереть за зарплату

Главное — не выйти в окно: эмоциональное истощение, вызванное работой, может оказаться настолько сильным, что человек теряет контроль над ситуацией. Именно это произошло с успешным бизнесменом, пришедшим на прием к психотерапевту, профессору кафедры психологии личности НИУ ВШЭ Альфриду Лэнгле. Бизнесмен долго держался и бодрился, а когда жена наконец-то почувствовала что-то неладное и настояла на визите к специалисту, наш герой уже находился на последней стадии истощения. На приеме он признался, что последние дни уже плохо понимал происходящее. И не был уверен, что не выйдет в окно в ближайшие часы.

Одной из основных причин такого состояния, по словам Лэнгле, становится потеря смысла в том, что человек делает. Конечно, такая реакция довольно экстремальная, но даже если не доводить ситуацию до крайности, она остается крайне вредной для здоровья. Когда в цивилизованном мире ввели определенные правила безопасности на рабочем месте, смертность на производстве снизилась с 1970 по 2015 год на 65%. И сейчас гораздо больший экономический урон наносят не производственные травмы, а затяжной стресс. От высокого уровня стресса страдают 80% американцев, из-за рабочих проблем (вовсе не связанных с опасным производством) в США ежегодно умирают 120 тыс. человек. Такие данные приводит в недавно опубликованной книге «Умереть за зарплату» Джеффри Пфеффер, профессор Stanford Graduate School of Business (США). В России лишь 7% сотрудников сказали, что не испытывают стресса на работе, показал опрос SuperJob.

    В России лишь 7% сотрудников сказали, что не испытывают стресса на работе.

Стресс-цена для экономики

Это не только частная проблема конкретных работников. Это серьезная головная боль и для работодателей, и для национальной экономики в целом. По оценкам Всемирного экономического форума, три четверти всех расходов на здравоохранение приходится сегодня на хронические заболевания. А хронические болезни нередко возникают именно как следствие многолетнего стресса или нездорового образа жизни: курение, прием алкогольных напитков, переедание. А эти так называемые вредные привычки, в свою очередь, тоже нередко являются попыткой заглушить стресс. Токсичные условия труда опасны для здоровья в той же мере, что и пассивное курение, пишет Джеффри Пфеффер.

Болезни, вызванные работой, превращаются в глобальную эпидемию. В США потери для экономики, вызванные стрессом, оцениваются более чем в 320 млрд долларов в год. Национальное Бюро трудовой статистики подсчитало, что неявка на работу по причине стресса составляет в среднем 23 дня в году. Что в четыре раза превышает случаи производственного травматизма и профессиональных заболеваний. Но даже если мы говорим о чисто производственных травмах, четверть из них имеет в качестве официальной причины «невротическую реакцию на стресс». Средняя стоимость прямых прогулов составляет в США 3 550 долларов на одного сотрудника в год.

В Великобритании из-за отсутствия сотрудника на рабочем месте компании теряют ежегодно 10,8 млн рабочих часов. Ежегодно диагностируется более 200 тыс. новых случаев заболеваний, вызванных стрессом. В итоге болезни, вызванные профессиональным стрессом, обходятся британской экономике более чем в 530 млн фунтов стерлингов в год.

В целом, согласно исследованию Oxford Martin School, посвященному 702 профессиям, 47% рабочих мест в США находятся на высоком риске из-за стресса, 35% рабочих мест в Великобритании и 49% — в Японии.

В России нет статистики о цене стресса для экономики, но можно предположить, что она весьма велика: в 2013 году наша страна вошла в топ самых стрессовых стран (данные Bloomberg). И если оглянуться по сторонам, то можно предположить, что за последние пять лет уровень стресса в российской экономике как минимум не уменьшился.

Во всем виноват кризис?

Когда профессор Пфеффер выпустил свою книгу о стрессе с жесткой критикой американской корпоративной культуры, его обвинили в том, что он сгущает краски: дескать, проблемы не в американских компаниях как таковых, а в общей экономической ситуации. И отчасти это так. Нынешняя жизнь такова, что избежать стресса становится все сложнее. Все больше специалистов к наиболее серьезным факторам риска для здоровья относят безработицу, а также состояние экономической незащищенности.

Помимо кризиса, который, хочется надеется, носит временный характер, сильным стрессовым фактором становится новый тип экономики — так называемая гиг-экономика, для которой характерны нерегулярные заработки и проектная работа.

Так или иначе, сегодня мы работаем в кардинально меняющихся социально-экономических условиях, одна из главных характеристик которых — неопределенность трудовой среды и, как следствие, негарантированность работы. Феномен негарантированной работы начали изучать с 1980-х годов, и дали ему определение как «беспомощность человека в сохранении работы в неблагоприятной ситуации». С тех пор это явление становится все более частым. Как написал французский социолог и философ Пьер Бурдье, «негарантированность вездесуща».

Российские экономисты Владимир Гимпельсон и Галина Монусова еще в 2009 году опубликовали исследование, в котором сравнили уровень страха безработицы в 24 странах Европы, Азии и Америки. Оказалось, что этот страх носит ярко выраженный национальный характер. Меньше всего безработицы боятся жители англосаксонских и скандинавских стран, больше всего — население постсоциалистических стран Центральной и Восточной Европы, включая Россию. Причем для последних характерно еще и то, что высокий уровень страха может присутствовать при весьма умеренном уровне безработицы.

    Сегодня мы работаем в кардинально меняющихся социально-экономических условиях, одна из главных характеристик которых — неопределенность трудовой среды и, как следствие, негарантированность работы.

Исследователи Татьяна Чуйкова и Дарья Сотникова в 2016 году изучали, как меняется отношение к работе в условиях негарантированной занятости. Оказалось, что когда человек воспринимает свою работу как негарантированную, у него меняется к ней отношение: падает уровень энтузиазма, вовлеченности, энергичности. Иными словами, негарантированность занятости крайне негативно влияет на уровень мотивации.

Статистически значимая связь установлена также между негарантированной работой и состоянием здоровья — таковы результаты другого международного исследования, проведенного в 16 странах, включая Россию. Авторы обращают внимание, что работа приносит в среднем 70% финансового дохода семьи в Европе, поэтому ее потеря несет угрозу жизненному благополучию человека.

Причем, что интересно, когда в компании реально доходит дело до сокращения персонала, «уцелевшая часть» вовсе не начинает работать «за себя и того парня» в благодарность, что их оставили. В период кризиса, когда в компании начинают сокращать персонал или урезать зарплаты и замораживать новые проекты, в коллективе вырастает уровень тревоги, влияние которой на эффективность бизнеса руководство обычно недооценивает. Такого мнения придерживается сотрудник НИУ ВШЭ Екатерина Шаповалова.

«Можно сократить половину людей и ждать, что оставшаяся половина будет максимально лояльной, поскольку на рынке кризис и количество рабочих мест ограничено. Но на деле вероятна другая ситуация», — отмечает Шаповалова в своей работе «Негативная функция лидера». Эффективность оставшихся сотрудников может снизиться в разы из-за страха потери рабочего места и неприятия нового формата работы, введенного из-за кризиса. Усугубить проблему может холодность руководства в кризисный период, ведь это только усиливает тревожность сотрудников, что выражается в увеличении обеденных перерывов и перекуров, считает Шаповалова.

Делу — время. Но только рабочее

Иными словами, несмотря на экономические перипетии снаружи, очень многое зависит от того, какая атмосфера создана внутри коллектива. Ведь страх безработицы далеко не единственная причина стресса. В минувшем июне международная рекрутинговая компания Hays опубликовала результаты опроса российских компаний (отдельно персонала и отдельно руководства) «Исследование мотивации и удовлетворенности работой профессионалов в России». На вопрос о самых значимых факторах стресса пять самых популярных ответов оказались такими:

— размытые границы обязанностей (42% опрошенных);

— давление со стороны руководства (29%);

— некому делегировать задачи (28%);

— рутина (26%);

— отсутствие Work & Life balance (26%).

В ходе опроса выяснилось, что 87% профессионалов в России постоянно перерабатывают. Каждый второй человек работает сверхурочно от трех до десяти часов в неделю. Но есть 9%, которые перерабатывают от 15 часов в неделю. И лишь 12% при этом получают за переработку компенсацию, предусмотренную российским законодательством. 46% опрошенных сказали, что в их компаниях не принято компенсировать переработки.

Впрочем, переработки — это не только российская проблема. 55% сотрудников американских компаний проверяют свою рабочую почту после 23 часов, 59% проверяют ее по выходным. Более половины американцев не используют отпуск в полном объеме, перечисляет в своей книге Джеффри Пфеффер. И напоминает: во Франции есть специальный закон, который позволяет работникам игнорировать рабочую почту после окончания рабочего дня.

48% компаний в США признались, что стресс персонала влияет на производительность компании и на ее финансовые показатели. Но только 5% сказали, что что-то делают или собираются делать для решения этой проблемы. Такие данные приводит консалтинговое агентство Watson Wyatt.

В России подобной статистики нет. Есть отдельные компании, которые разными способами пытаются снизить стресс своих работников. Например, в «Лаборатории Касперского» на запрос Банки.ру ответили, что у них есть корпоративный спортзал, а также бесплатный массаж спины и шеи. Территория офиса представляет собой кампус, где достаточно места для занятия спортом и для прогулок во время обеденного перерыва.

Но все же более чем в половине компаний работа по укреплению здоровья сотрудников носит несистемный характер — таковы результаты опроса ВНИИ труда. При этом 64% опрошенных работников признали, что самым негативным фактором, влияющим на их здоровье в процессе работы, является стресс. То есть ни наличие специальной политики, ни наличие программ не делают работу по оздоровлению сотрудников живой и системной.

Это на своем примере увидели в компании «Авира», выпускающей детское игровое оборудование. Когда в компании всплыли проблемы с персоналом, были внедрены корпоративные программы Avira Health и Avira Smart, но стало понятно, что главные проблемы они не решают. Тогда в компании решили провести более глубокий анализ здоровья сотрудников. «По самым грубым подсчетам, на депрессиях, неудовлетворенности и плохом настроении сотрудников мы теряли до 0,5% от выручки всей группы компаний, — рассказывает управляющий компанией Алексей Загуменнов. — В эту цифру входят и простой, и переобучение, и поиск нового специалиста. И чем выше уровень специалиста, тем больше трат приходилось делать». Результатом исследования стала новая корпоративная программа, которая, помимо прочего, подразумевала прием в штат психолога. Оказалось, что спрос на его услуги высок не только у линейного персонала, но и у топ-менеджеров. «Стало меньше срывов, прогулов», — говорит о результате Загуменнов.

Джеффри Пфеффер утверждает, что единственное и самое простое решение — измерить воздействие работы на здоровье людей. «То, что измеряется, управляется. То, что измеряется, улучшается, — сказал Пфеффер в интервью журналу The Economist. — А то, что не измеряется, игнорируется и зачастую ухудшается». Особое внимание следует обращать, когда людям начинают назначать рецептурные препараты — против бессонницы, антидепрессанты, средства для улучшения концентрации и пр.

Видеть свет в конце тоннеля

Как компании могут помочь своим сотрудникам справиться со стрессом и тем самым увеличить производительность труда? Сами профессионалы дают на это весьма четкий ответ. Первое, чего они хотят, — это гибкий график, когда работник в определенных пределах может самостоятельно определять часы работы в свою смену. Такой вариант указали 46,81% опрошенных компанией SuperJob. Еще для 36% важны хорошие бытовые условия на работе (оборудованное место для приема пищи, чай-кофе и пр.).

В свою очередь, участники опроса компании Hays указали, что перво-наперво необходимо создать открытую корпоративную культуру, где умеют слушать и слышать сотрудников и где есть коммуникация «снизу вверх». За это высказались 40% опрошенных. 36% предлагают наладить бизнес-процессы, 32% — четче распределять обязанности и задачи. Опцию гибкого графика и возможность работать из дома считают важными мерами в борьбе со стрессом 14% опрошенных.

Впрочем, не только руководству компании и HR-департаменту, но и самому профессионалу следует ответственно отнестись и к собственной работе, и к тому, как он ее делает. Психотерапевт Альфгид Лэнгле говорит, что человеку от природы дана способность долго выдерживать напряжение, «но при этом обязательно должен быть виден свет в конце тоннеля». Опасно, когда требования, связанные с напряжением, не прекращаются, и человек не может себе позволить по-настоящему отдохнуть, настаивает психотерапевт. Он советует ответственно относиться и к выбору работы, и к доле рутины в ежедневном труде. Очевидно, что редко какая работа приносит одну лишь радость, но если половину рабочего времени человек занимается тем, что вызывает у него лишь раздражение, велик риск заработать эмоциональное выгорание.

    Если половину рабочего времени человек занимается тем, что вызывает у него лишь раздражение, велик риск заработать эмоциональное выгорание.

Очень важно совпадение базового поведенческого стиля сотрудника со спецификами рабочей среды, говорит управляющий партнер Psychea, глава Центра прикладной нейроэкономики и поведенческих исследований Олег Клепиков. «Например, расторможенный холерический сотрудник, ориентированный на коммуникацию, которого погружают в иерархическую, ригидную, бюрократическую систему управления, со стопроцентной вероятностью очень быстро выгорает», — утверждает эксперт. Гарантированный способ вызвать у сотрудника стресс (процедурный, ресурсный, информационный и социальный) — это направить эмпатичного и общительного человека, идеально подходящего для работы в клиентском сервисе, работать в аналитический департамент с большим объемом бумаг и цифр.

Задача управленца — организовать качественное рабочее место и обеспечить сотруднику тот вид и силу нагрузки, которые ему соответствуют, считает Клепиков.

Впрочем, пожалуй, тут должна быть и ответственность самих людей: понимать свои потребности и особенности. И помнить, что работать исключительно ради зарплаты — слишком дорогое удовольствие.

60ffd236ca1481dfdebb1cce96da2857_XL.jpg


  Пожаловаться на Статья
Авторизация  


Обратная связь


Комментариев нет



Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

×